Подписка на рассылку. Новости, бонусы и скидки.

Повтори путь
Сергея Попова
- стань
нейрооператором,
нейрокорректором

ЗАРАБАТЫВАЙ ЛЕГКО!
Нейрооператор


Нейрокорректор




Авторская методика
С.Н. Попова

ЦЕПЬ ВОПЛОЩЕНИЙ

      ГЛАВА 2      

к содержанию

День второго рождения

Поступай как должно. А там видно будет

Л. Толстой

Вы помните свое детство? Вы помните тот мир кукол или оловянных солдатиков, который послушен каждому вашему «хочу». Хочу — наряжу эту куклу в нарядное платье, отправлю на бал и там познакомлю с принцем, а хочу — раздену донага и поставлю стоять в пыльный угол, сама же выдумав ей провинность. Хочу — сделаю этого солдатика героем, неуязвимым для пуль, а захочу — вдруг объявлю предателем и, сорвав погоны, посажу в темницу. Помните, какие вы строили города из песка, как без сожаления разрушали их, если видели, что не удалась хоть малая частица вашего замысла.

Помните, какие запускали в небо самодельные самолеты, как вырезанные из бруска корабли отправляли в опасное плавание или в увлекательную экспедицию. Словом, вы помните главное ощущение детства: страсть творца, неуемную и придирчивую, и вседозволенность хозяина своего маленького кукольного мира? Воскресите в себе эти ощущения. Они нам пригодятся для дальнейшего разговора.

В самом начале моего увлечения кармической медициной ко мне на прием пришла женщина с 16-летней дочерью. Хотя я тогда уже повидал достаточно много людей с серьезными психическими и энергетическими отклонениями от нормы, но выдержать взгляда этой 16-летней девушки я не мог. Когда я смотрел ей в глаза, то возникал страх. Казалось, в моем организме погибает под этим взглядом все живое: душа, воля, тяга к прекрасному. Наверное, так чувствует себя кролик, когда видит глаза лежащего перед ним удава, который не торопится его съесть, потому что знает, что все равно сделает это.

Приведшая девушку мать рассказала следующую историю.

Женщина вышла замуж в возрасте 25 лет за своего бывшего однокурсника и уехала с ним работать в Якутию на алмазные прииски. Поправив семейный бюджет за счет высоких северных надбавок к зарплате, супруги через 13 лет вернулись в Москву, имея на руках 12-летнюю дочь (у нее уже начали вырисовываться будущие женские формы) и 7-летнего сына.

Семья была дружная, счастливая и обеспеченная. Но в Москве стали происходить вещи не понятные. Любящий муж в одночасье возненавидел свою жену, ушел чуть ли не к первой попавшейся женщине. Детей поделили так: дочь ушла жить к отцу, а сын остался с матерью. Отец, будучи в то время уже человеком богатым и влиятельным, устроил дочь в английскую спецшколу, в которой учились лишь дети «номенклатуры» и которая находилась через дорогу от дома, где он жил с новой женой. Однажды, заехав к матери, девочка просто сказала своему брату: «Пойдем со мной». Мальчик подчинился беспрекословно. Мать осталась стоять на пороге, не в состоянии сделать и шага, не в состоянии произнести слова и лишь беспомощно смотрела вслед уходящим детям. Сестра отвела мальчика вдом отца, и через несколько дней ребенок умер, отравившись аспирином, которого, по оставшейся непонятной следствию причине, съел слишком много. Спустя 3 месяца после произошедшей трагедии отец девушки, некогда сам устроивший свое чадо в спецшколу, вдруг явился к ее директору с требованием немедленно исключить из школы своего ребенка. Его мотивировка была воистину абсурдна: девочка не мыла в доме полы, поэтому она не имела морального права учиться с детьми высокопоставленных особ и углубленно изучать английский язык. Однако ему пошли навстречу: девочку исключили, и отец в этот же день силой отобрал у нее ключи от своей квартиры, потребовав, чтобы она впредь жила только у матери. Мать, конечно, приняла в дом дочку. Но с этого момента стала чувствовать, что как только она подходит к своей квартире, возвращаясь из магазина или с работы, у нее обостряется язва, начинается астматический кашель, едва-едва работает сердце. Еще хуже она чувствовала себя, находясь в квартире вместе с дочерью. Нормальное самочувствие возвращалось к ней только на улице, в командировке, словом, когда девочки не было рядом. Но отдалиться от дочери было непросто. Как только юное существо почувствовало, что ее мать старается сократить до минимума часы их общения, девушка стала с каким-то невероятным упорством носить на себе все вещи матери, включая нижнее белье. Одевая после дочери пальто или бюстгальтер, женщина чувствовала такое же резкое ухудшение здоровья, как и в присутствии ребенка.

Несмотря на обострение заболеваний, мать чувствовала, что еще могла бы как-то жить, но эта надежда теплилась в ней лишь до того момента, пока девушка в 14 лет не привела в дом своего первого мужчину. Мужчины у дочери менялись каждую неделю, а мать во время каждого интимного контакта дочери вызывала себе «скорую», даже если находилась в этот момент на работе. Причем нельзя было сказать, что ребенок настроен враждебно к своей родительнице. Дочь была хоть и упрямая, но отзывчивая и заботливая девочка; она готовила обед, во время приступов ходила для матери за лекарствами и даже, вопреки утверждению отца, мыла в доме полы. Но тем не менее мать чувствовала, что ее дни сочтены, а главное, она не могла понять, в чем дело.

Достаточно было мне взглянуть на фотографии родственников посетительницы по материнской линии, чтобы обнаружить причину. При первом взгляде стало ясно, что бабушка «рокового» ребенка занималась колдовством, причем колдовские чары ее были направлены, увы, не на помощь людям, а скорее наоборот. Иными словами, она занималась пресечением жизненного пути неугодных ей лиц. Энергия разрушительства была заложена у бабушки на кармическом уровне. И самое главное — эта энергия у женщины не была полностью исчерпана на протяжении ее земной жизни. Колдунья была убита односельчанами. Ее дочь (моя пациентка) колдовством не занималась. Таким образом, невостребованная энергия разрушительства (кармический долг) перешла к внучке.

Солидные по своим масштабам кармические долги человек начинает ощущать примерно с начала полового созревания (в нашем случае в 12-летнем возрасте). До того он чувствует и ведет себя точно так же, как и ребенок, у которого кармических долгов нет. Я объяснил женщине, что главное удовольствие для ее дочери — это уничтожение всего, что есть вокруг живого (в квартире, где жила девочка, не росли цветы, сбежала кошка, умирала мать). Сама девочка здесь была совершенно не виновата. Она и не помышляла о том, чтобы мать ушла

из жизни, а ей осталась, например, ее жилплощадь.) Она излучает в пространство бабушкину биоволну (причем энергетически очень сильную), которая вызывает у находящихся вокруг нее людей болезни, заставляет этих людей совершать роковые для своей жизни поступки или в лучшем случае чувствовать себя дискомфортно.

Эту особенность дочери почувствовал сначала отец и поэтому сбежал из дома, где жила девочка и где ему с момента начала ее полового созревания вдруг стало плохо. Правда, отец сначала не понял, что причиной дискомфорта служила именно дочь и поэтому, как все мужчины, возложил ответственность за свое плохое самочувствие на жену. Но когда дочь оказалась в его доме, он почувствовал, что именно она является причиной беспокойств, и избавился от нее. Рано начавшаяся сексуальная жизнь девочки лишь способствовала более интенсивному выбросу ее смертоносной энергии. Ведь, общаясь с мужчинами, она как бы наливалась силой от них и в момент полового акта выбрасывала в пространство бабушкину кармическую энергию, но уже помноженную на собственную биологическую. Именно это и действовало на мать сильнейшим образом.

Убитая моими словами посетительница спрашивала, что ей делать? Ответ был один: отдалиться от девочки, разменяв квартиру, лучше уехать в другой город и ждать, пока она не отработает свой кармический долг. На отработку долга, по моему прогнозу, должно было уйти около 10 лет. На этой грустной ноте мы и расстались.

Велико было мое удивление, когда через 10 лет «маленькая ведьмочка» вдруг напомнила о себе. Она просила меня о встрече, просила помочь ей разобраться, что с ней произошло приблизительно полгода назад. Какое бы тягостное впечатление не оставила в моей душе наша первая встреча, отказать человеку в помощи целитель не имеет права. И вот напротив меня сидит растерянная девушка. От ее гипнотических качеств не осталось и следа. Она рассказывает о себе следующее:

«Начиная с 12 лет я шла словно по кем-то начертанному мне пути. Просыпаясь утром, ощущала душевный сумбур, тревогу, как будто обязательно должна была в этот день что-то сделать, но не помнила, что именно. Скоро я поняла, что если до вечера я Этого не успею сделать, то на душе станет еще мрачней, чем утром. Если так будет продолжаться 2—3 дня, то пойдут неудачи. То к доске вызовут, когда учебник вовсе не открывала, то взрослые подружки пойдут на дискотеку, а меня с собой забудут взять. Поэтому надо обязательно побыстрее понять, что именно я должна сегодня сделать. Я быстро поняла, как ЭТО узнавать. — Надо делать именно то, что тебе больше всего хочется, делать с чувством радости, а главное, ничего не бояться, ни когда делаешь, ни потом.

Помню, когда Аркашка (так звали покойного брата девушки) ел аспирин, я радовалась за него, что вот он такой малыш, а может съесть так много этих противных кислых таблеток. Потом мне вдруг захотелось носить именно мамины вещи. Когда на свидание к мальчишкам я надевала мамины платья, туфли, бюстгальтеры, я радовалась, что я уже такая большая, прямо как настоящая женщина. Мне казалось, что я умру, если не надену на себя в этот вечер мамину обновку. А главное, что мальчишки просто стелились у меня под ногами, когда на мне была мамина вещь. Я думала, что это от того, что видели во мне настоящую женщину. Потом, когда мама по вашему совету выменяла мне отдельную однокомнатную квартиру, я почему-то радовалась, когда в ней сталкивались сразу двое мужчин и уходили «разбираться» на лестничную клетку. Я сама подстраивала такие ситуации. Вернее, я, проснувшись утром, чувствовала, что именно я должна сделать, чтобы душа моя к середине дня успокоилась. И когда я ЭТО делала, когда в результате парни расходились, захлебываясь кровью после драки, жизнь одаривала меня подарками: настроение было всегда приподнятое, в школе меня не вызывали к доске или, вызвав, учителя почему-то жалели и не ставили двойку, парень, который оказывался сильней в результате разборки, возвращался ко мне и вместо того, чтобы выкинуть меня с 11-го этажа за мое свинство, клялся в любви, подносил подарки. Когда же мне надо было о чем-то посоветоваться, я мысленно обращалась к покойной бабушке, которую едва помнила, и решение вдруг само возникало в моем мозгу. Я поступала по бабушкину совету, и все получалось на пять с плюсом. Словом, я знала, как мне идти по этой жизни. Какой-то непонятный душевный долг, хотя и тяготил меня, но я считала, что это условие игры и моя прямая обязанность перед Богом или тем, кто послал меня на землю. Я исполняю Его прихоти, и за это ОН исполняет мои.

И вдруг в одно прекрасное утро я проснулась и не почувствовала привычной тяжести, привычного душевного сумбура, в котором надо было немедленно разобраться, чтобы совершить 1—2 поступка, после которых душевная тяжесть исчезнет. Я стала, как обычно, запрашивать бабушку, но она молчит, словно ушла куда-то. Я ждала день, неделю, полгода. Ощущение тяжести не вернулось. Со мной, правда, не произошло ничего плохого, но как будто исчез смысл жизни. И поэтому мне страшно. Я одна. Как будто кто-то СВЕРХУ от меня отвернулся. Что делать? Как жить дальше? Ответьте, пожалуйста, Сер гей Николаевич».

Услышать такую исповедь из уст, пусть неумышленной, но все-таки соучастницы убийства, согласитесь, было обескураживающе. Однако по всем признакам стало ясно, что страшную кармическую задачу, доставшуюся в наследство от колдуньи-бабушки, в наличии которой девушка была абсолютно невиновна, она выполнила к 24 годам. Теперь ей надо было жить дальше. Я должен был ответить на вопрос: как ей жить? Поэтому я в свою очередь спросил ее: «А что Вы чувствовали, чем Вы жили в детстве, конкретно до 12-летнего возраста, т. е. до того момента, когда Вы почувствовали груз кармического долга? ».

«Ой! Детство — это самая счастливая пора моей жизни, — воспряла девушка. — Я была ужасная фантазерка. Я сочиняла своим куклам красивейшие наряды, то из ярких лоскутков материи, то из лепестков тюльпанов, роз, георгинов. Что я только не выдумывала! Я хотела, чтобы куклы всем нравились, чтобы их все любили. Я жила только своей фантазией: то вдруг выкрашивала новую куклу марганцовкой' в коричневый цвет, если хотела мастерить одежду для негритянки, или делала ее азиаткой, подрисовывая авторучкой раскосые глаза, если хотела посмотреть, идет ли ей сшитое мной кимоно. Я вовлекала в свой мир игры не только кукол, но отца, мать, брата, подруг, приходящих в наш дом гостей. Все с радостью подчинялись моим фантазиям. Отец и мать были уверены, что когда я вырасту, то стану модельером. Да, да, я жила только фантазией! Сначала в упоении придумывала, потом скрупулезно воплощала. Для того меня отец и в английскую школу отдал, чтобы язык знала и могла читать иностранные модные журналы. На русском языке тогда хороших журналов не было. Но когда меня стали интересовать мальчики, моделирование одежды меня интересовать перестало. Счастье творчества осталось в далеком детстве». Девушка заплакала.

«Детство дано для того, — успокоил я собеседницу, — чтобы попробовать на вкус, что такое жизнь свободного человека, человека-творца, человека-подобия Божьего. Однако груз кармического долга, доставшийся в наследство, словно черная повязка, закрывал вам глаза. Мир устроен так, что пока не отработаны долги предшествующих поколений, человека ведет по жизни именно долг, а не собственный кармический сценарий. Сейчас с ваших глаз черная повязка кармических долгов снята. Вы видите жизнь такой, какой самостоятельно создала ее ваша душа: независимой, красивой, творчески осмысленной. Счастливая пора к вам вернулась, ибо нет счастья выше, чем воплощать замысел своей бессмертной души. Идите по жизни с таким же ощущением, как шли в детстве. Теперь, когда вы вырвались из поля притяжения чужого, доставшегося вам в наследство мира, создавайте не только внутри себя, но и вокруг себя тот мир, который диктует вам самая смелая фантазия, со своими законами, моралью, своей эстетикой, вам все дозволено. (При этих словах холодок пробежал по моей спине, я вспомнил поступки девушки в недавнем прошлом. Но я знал из практики, что человек, отработавший кармический долг, никогда не встанет на путь уничтожения вокруг себя живых существ. Хотя бы потому, что это противоречит всем законам эстетики. Кровь пьют должники.) Над вами нет судий, кроме судьи вашей собственной души. Одна ваша душа спросит с вас: так ли вдохновенно и радостно вы прошли по своей жизни, как задумывали сами, успели ли реализовать все те дерзкие планы, через которые должна была уйти в мир ваша энергия творца».

«Неужели это и есть тот самый Страшный суд? — улыбнулась сквозь слезы девушка. — Я-то думала ТАМ впрямь страшно будет».

«А неужели есть что-то более страшное, чем откровенный суд своей души над своими поступками?» — спросил я.

Девушка согласилась. Она ушла просветленной.

Впоследствии я узнал, что моя пациентка стала модельером. Пока еще не знаменитым. Так случилось, что я общался с некоторыми ее клиентами. Осторожно поинтересовался, не испытывают ли они тягостного или болезненного ощущения в присутствии Светланы (так зовут девушку). Все говорили; что нет, напротив, если пасмурно на душе у самого, то достаточно прийти к своему дамскому мастеру, поговорить с ней 10 минут, и словно «живой воды» напьешься. Так воздействует на людей личность, освободившаяся от кармических долгов и ступившая на путь воплощения своего небесного сценария.

Видимо, дорогие читатели, жизнь на земле дается душе человека для того, чтобы сдать экзамен на творческую состоятельность. Чтобы сдавшие экзамен потом уходили в бескрайние просторы вселенной, где будут создавать собственные миры, подобно тому, как, по легенде, был некогда создан наш мир. Откроем Ветхий завет.

1. Вначале сотворил Бог небо и землю.
2. Земля же была безводна и пуста, и тьма над бездною; и Дух Божий носился над водою.
3. И сказал Бог: да будет свет. И стал свет.
4. И увидел Бог свет, что он хорош; и отделил Бог свет от тьмы.
5. И назвал Бог свет днем, а тьму ночью. И был вечер, и было утро: день один.

Далее последовал день второй, третий... седьмой..., были творческие свершения в каждый из этих дней. И так до бесконечности. Это ждет каждого из нас — бесконечное счастье творца, выше которого нет счастья в живой Природе.

Яндекс.Метрика