Успех рождается в медитации!

Повтори путь
Сергея Попова
- стань
нейрооператором,
нейрокорректором

ЗАРАБАТЫВАЙ ЛЕГКО!
Нейрооператор


Нейрокорректор




Авторская методика
С.Н. Попова

ТВОЙ ПУТЬ К ДЕНЬГАМ (полная версия)

     ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. НИЖНИЙ МИР И ЕГО СЕКРЕТЫ     

     Глава 8. Не храните старые вещи!       

к содержанию

Еще один важнейший процесс, идущий в Нижнем мире, который оказывает существенное влияние на плодородие, — это акт смерти, то есть момент, когда душа расстается со своим физическим телом и последнее погребается в землю (сжигается на костре и так далее). Иными словами, тело, лишенное своих прямых функций, попав в землю, становится удобрением, то есть интенсифицирует идущие в земле процессы плодородия.

Именно по этой причине, если человеку удается в своих мыслях пережить акт смерти, он автоматически вступает в резонанс с ритмом все того же плодородия. А это, как уже знает читатель, отливается дополнительными поступлениями в бюджет.

Древние люди давно обратили внимание на вышеописанное явление. Недаром практически у всех народов существовали обряды публичных жертвоприношений. Особенно обильными были жертвоприношения накануне сева и созревания урожая, накануне военных походов, сулящих завоевания, трофеи и прочие приобретения. На глазах у собравшихся закалывалось животное (иногда приносились людские жертвы, иногда жертвовали продукты, зерно, их, например, высыпали в реку, в море и так далее), а многочисленные созерцатели эмоционально переживали случившуюся на их глазах гибель и таким образом вступали в резонанс с ритмом смерти, то есть с ритмом плодородия. Поэтому чем обильней было жертвоприношение и чем больше людей при этом присутствовало, тем вернее грядущему предприятию сопутствовала удача: урожай был богатый, поход победоносный, трофеи многочисленные, присоединение владений обширное.

Для современного человека, конечно, является дикостью необходимость регулярно созерцать чью-то смерть, но в то же время не использовать вышеописанный способ подключения к стихии Плодородия в высшей степени расточительно. Поэтому я бы хотел повести разговор о том, как эмоционально включиться в тот же психоэнергетический процесс, который протекал в организмах наших пращуров во время обряда жертвоприношения, но только не выходя за рамки современной цивилизации.

Каждый из нас обращал внимание на то, что отнести на свалку холодильник, который отслужил тебе верой и правдой 20 лет или продать на запчасти автомашину, с которой тебя связывают и годы, и воспоминания, — это все равно, что похоронить близкого человека или животное, долгое время жившее у тебя в доме и ставшее тебе больше чем другом. Поэтому многие из нас подспудно стараются избегать столь неприятных переживаний и по возможности стремятся не расставаться со старыми вещами. Этими вещами заполняют антресоли, их отвозят на дачу, объясняя это тем, что пытаются сохранить старый пылесос или катушечный магнитофон на так называемый «черный день». Наверное, еще не было такого поколения россиян, которое бы всю жизнь не ждало этого злополучного «черного дня» в виде войны, голода или экономических экспериментов своего правительства, поэтому привычка хранить старье у наших соотечественников заложена едва ли не на генном уровне. Не научившись расставаться со старыми вещами, мы тем самым сами лишаем себя возможности взаимодействия со стихией Плодородия и тех материальных поступлений, которые по праву могли бы иметь. Ведь в процессе освобождения дома от отслуживших свой век вещей мы эмоционально переживаем их смерть, а значит, подключаемся к одному из процессов, идущих в Нижнем мире, процессу, способствующему прибавлению материальных благ. Проделайте эксперимент: расстаньтесь с дорогой вашему сердцу, но, увы, уже ненужной вещью, и вы обратите внимание на то, как к вам вскоре откуда-то придут деньги на новую вещь, выполняющую ту же функцию, что и выброшенная.

Лично мне приходит на память такой пример. Роза Юрьевна была адвокатом. Старательная, многоопытная, она, тем не менее, не могла похвастаться большими заработками. Клиентов у нее было немного, да и те, что были, то и дело совершали опрометчивые поступки, которые сводили на нет уже почти было выигранные в суде дела, и Роза Юрьевна, проиграв процесс, оставалась без гонорара. «Все время не хватает какой-то одной последней капли, — жаловалась мне женщина. — Кажется, вот-вот должны прийти деньги. Ан нет. Срываются в последний момент».

Разговор происходил на даче у адвоката. Дача находилась в элитном месте Подмосковья. Из-за листвы сплошь и рядом выглядывали фешенебельные постройки, соседствовавшие с домом Розы Юрьевны. Дом моей клиентки, конечно же, разительно отличался от них. Но наружный облик здания не производил такого гнетущего впечатления, как та обстановка, которая была внутри. Мало того, что здесь красовались старый холодильник ЗИС (завод имени Сталина), еще черно-белый телевизор, стол, шкаф, диван довоенной поры, но двери встроенных шкафов и дверцы антресолей были сделаны не из современной вагонки, а из фрагментов мебели, еще, вероятно, дореводюционного происхождения. Роза Юрьевна перехватила мой взгляд и пояснила: «Знаете, ничего не могу выбрасывать. Просто рука не поднимается. Ну как я выброшу, например, вот этот диванчик, когда я спала на нем еще ребенком? Как я могу выбросить этот торшер, когда под ним по вечерам читал книжки мой покойный отец? Муж говорит: “Выброси всю эту рухлядь. Я тебе заново все обставлю”. А я отвечаю: “Мне эти вещи, во-первых, дороги как память, а во-вторых, случись что — война, перестройка, разруха — эти вещи еще нам послужат: и черно-белый телевизор тогда будем смотреть, и холодильником ЗИС пользоваться”. Так вот и живу среди вещей, которые тесно связаны с моей жизнью от самого ее начала и до сегодняшнего дня». «А ваш муж, если не секрет, как относится к старым вещам?» — полюбопытствовал я, зная, что супруг Розы Юрьевны — преуспевающий предприниматель, и что недавно построил коттедж в районе Анапы. «Ой, он все любит выбрасывать! — воскликнула женщина. — Даже рубашка или туфли чуть из моды выйдут, он их сразу на помойку». «Вот по этой причине деньги к вашему мужу идут легко, а от вас в последний момент уплывают», — подвел итог я и рассказал женщине о механизме притяжения денег, том самом, о котором только что поведал читателю.

Не знаю, или я был убедительным рассказчиком, или повлиял пример собственного мужа, но только Роза Юрьевна стала одну за одной отвозить на помойку вещи, которые хранила как память, или предполагала использовать в дни грядущих катаклизмов — гражданской войны и так далее. Она, конечно, порой от жалости пускала слезу, но, тем не менее, настойчиво продолжала расставаться с отслужившими свой век вещами. Одновременно женщина-адвокат стала обращать внимание на тот факт, что, чем охотнее она расставалась с какой-либо антикварной вещью, тем успешней продвигались ее дела на поприще адвокатской практики, а если точнее, что деньги, которые она должна была получить за свою деятельность, теперь стали и впрямь до нее доходить. Процессы больше не срывались.

Яндекс.Метрика