Как влюбить в себя человека.

Повтори путь
Сергея Попова
- стань
нейрооператором,
нейрокорректором

ЗАРАБАТЫВАЙ ЛЕГКО!
Нейрооператор


Нейрокорректор




Авторская методика
С.Н. Попова

ТВОЙ ПУТЬ К ДЕНЬГАМ (полная версия)

     ЧАСТЬ ВТОРАЯ. БАТАЛИИ СРЕДНЕГО МИРА И ПОКРОВИТЕЛЬСТВО МИРА ВЫСШЕГО      

     Глава 3. О грехе и раскаянии       

к содержанию

Однажды ко мне на прием пришла Нина Львовна. Она спрашивала меня, как помочь ее мужу зарабатывать побольше денег. Я попросил ее показать мне фотографию супруга, и когда фотоснимок лег передо мной на стол, провел рукой над лицом мужчины. Рецепторы моих пальцев сразу же ощутили легкое гармоничное поле, идущее от фотоснимка. Стало ясно, что супруг Нины Львовны был человек инертный, чуждый агрессии. Скорее всего, именно в этом и крылась причина того, что зарабатываемых им средств было недостаточно для удовлетворения нужд сидевшей напротив меня женщины. Я объяснил Нине Львовне, что бизнес — это война, что на войне надо действовать агрессивно и так далее. Словом, я пересказал все то, что читатель прочел в предыдущей главе, и высказал предположение, что веди себя супруг вышеописанным образом, он непременно зарабатывал бы куда больше денег, чем зарабатывает сейчас.

Посетительница выслушала мои рекомендации, затем, сокрушенно покачав головой, спросила: «А не существует ли для мужа другого пути разбогатеть?» Я, в свою очередь, спросил: «А чем не подходит этот?» Женщина ответила, что агрессивность, воинственность и прочее только что предложенное мною — это путь греха, а ее муж, во-первых, высокодуховный, а во-вторых, глубоко верующий человек. Я пожал плечами и осторожно поинтересовался: «А может быть мужчине, о котором идет речь, вовсе не стоит заниматься предпринимательской деятельностью, дабы не вступать в конфликт со своим мировоззрением?» «Что вы! Что вы! — замахала руками женщина. — Вы знаете, сколько мне надо приобрести вещей?» Дальше эта особа перечислила те первостепенные приобретения, без которых ее жизнь просто не будет иметь смысла. Мне много раз приходилось слушать подобные перечни, но этот список поразил даже меня. «И вы хотите, чтобы все эти виллы, машины, яхты стали вашими благодаря усилиям мужа — робкого, уступчивого, богобоязненного человека?» — невольно вырвалось у меня. «Да, я так хочу, — подтвердила Нина Львовна. — Ведь он до перестройки приносил в дом неплохие деньги. Работал в системе МИДа, был доброжелателен, исполнителен, но затем его сократили. Пустился в свободный бизнес, но результата пока никакого».

Признаюсь, что я часто сталкивался с подобной ситуацией, когда жизнь заставляет человека думать и поступать тем или иным образом, а душа его к этому не готова. В христианских странах при переходе от феодальной экономической формации к капиталистической происходила и трансформация господствующей идеологии, так, например, появился тезис «Бог помогает тому, кто сам о себе заботится» и другие похожие по смыслу. Эта трансформация оправдывала те шаги, которые был обязан совершать человек в новой экономической деятельности, помогала находить мир и гармонию в собственной душе. Русская православная Церковь ничего подобного пока не сделала, другие институты общественного сознания (литература, журналистика, телевидение и прочее) проповедуют людям тот же духовный уклад, что и 20, 30, 50 лет назад, то есть в самый разгар эпохи феодализма. А то, что пятнадцать лет страна живет по совершенно другим законам, то, что пятнадцать лет существуют другие правила игры, «властители душ» как бы не заметили, а значит и не создали той идеологии, той общественной морали, той религии, которая бы примирила человека с поступками, которые он вынужден делать, чтобы выжить в новых экономических обстоятельствах. Вот и супруг Нины Львовны в недавнюю эпоху феодализма относился к когорте высокооплачиваемых работников благодаря таким качествам, как исполнительность, бесконфликтность, доброжелательность. Но изменилась эпоха, и вышеперечисленные качества перестали быть востребованными, то есть перестали приносить желанные заработки. Но другого духовно-психологического уклада муж Нины Львовны никогда не знал, поэтому продолжал упорно держаться за имеющийся. Я попросил посетительницу пригласить своего супруга ко мне для беседы.

Зиновий Викторович (муж собеседницы), сидя напротив, рассказывает: «Понимаете, я и сам обращал внимание на то, что стоит мне заочно рассердиться на человека, как он непременно сделает у меня покупку (после ухода из МИДа я одно время торговал пылесосами). Но возвести этот принцип в систему у меня не хватило смелости. Нет, желание было, но я всегда говорил себе: нельзя думать о людях плохо, следует возлюбить ближнего. И с этой любовью я шел к следующему клиенту и, как правило, не мог ничего ему продать. До последнего момента я верил, что этот человек любит меня и сделает мне добро, то есть, совершит покупку. Но никто почему-то добра мне не делал. Но я просто не умею жить иначе. Я не знаю христианских примеров».

«Я постараюсь вам подсказать, — перебил я Зиновия Викторовича. — Та непродолжительная история, которую имел русский капитализм на рубеже XIX–XX веков, дала примеры того, как утрясать друг с другом такие понятия, как агрессивность, умение работать локтями на капиталистическом рынке и знаменитый русский гуманизм и человеколюбие. Русские купцы и промышленники, ведя свой бизнес по всем его жестоким правилам и добившись успеха в коммерции, относили часть (обычно 1/10 часть) полученной таким образом прибыли на благотворительную деятельность. Особенно преуспевали как в бизнесе, так и на поприще благотворительности старообрядцы, наиболее строго соблюдающие христианские заповеди. Именно они возвели на свои средства и отдали в безвозмездное пользование гражданам России большинство больниц в Петербурге, Москве и других городах, именно они строили дома для бездомных и престарелых. Данные деяния совершались в порядке компенсации за те духовные прегрешения, которые обязан совершить человек, встававший на путь предпринимательской деятельности. Но обратите внимание, что совершать эти гуманные шаги можно было лишь тогда, когда на руках уже имелись необходимые денежные средства. А вот ежели бы русские капиталисты изначально раскаивались в своих предстоящих грехах и опускали руки, то в России не было бы ни заводов, ни товаров, ни больниц и ни домов для престарелых. Так что следует сначала грешить, а лишь потом каяться, а не поступать наоборот, как это делает бывшая советская интеллигенция, а в результате стоит, опустив руки, беспомощно взирая на то, как страну делят между собой люди, не имеющие вообще никаких нравственных ценностей».

Зиновий Викторович согласился с моими доводами и стал вести бизнес с соответствующим внутренним настроем, девиз которого: «На войне как на войне». Правда, он клятвенно обещал себе отдавать десять процентов от полученных таким образом доходов на благотворительные цели. Отдавал…и зарабатывал новые.

Яндекс.Метрика