Помоги себе сам.

Повтори путь
Сергея Попова
- стань
нейрооператором,
нейрокорректором

ЗАРАБАТЫВАЙ ЛЕГКО!
Нейрооператор


Нейрокорректор




Авторская методика
С.Н. Попова

Пример.

Лев Борисович, грамотный специалист, человек исполнительный, дисциплинированный, и, тем не менее, никак не мог надолго задержаться на одном рабочем месте. То его увольняли по завершении испытательного срока, то увольняли как только на предприятии намечались затруднения, а то увольняли просто так без объяснения причины. Самое любопытное заключалось в том, что на работу Льва Борисовича брали охотно, тем как он исполнял свои обязанности работодатели были довольны, хвалили от всей души, а вот увольняли первым.

Словом, у мужчины была мечта трудиться на одном рабочем месте и спокойно жить на стабильный заработок. Эта мечта никак не могла осуществиться.

Когда, оказавшись у меня на приеме, Лев Борисович узнал про закон «Тетраэдра», про вторую его часть, которая гласит, что «Яви» - полнокровной жизни достигает тот, кто ближе подходит к «Нави» - заглядывает в глаза смерти, он произнес: «Я, кажется, догадался, почему передо мной упорно не хочет открываться эта дверь» и рассказал о себе следующее.

«Я с самого детства чувствовал свое призвание: исполнитель чужих приказов. Поэтому и профессию выбрал подходящую – военный. После окончания военного училища практически сразу попал в горячую точку. Шла война на Кавказе. И вот там со мной имел место такой случай.

Я получил приказ сопровождать машину с провиантом. Нас было трое: я – офицер, и два солдата - водитель и стрелок. Машина двигалась по горам через наши блокпосты, мы то и дело ждали нападения боевиков, поэтому я и стрелок оружие держали наготове. Но опасность подкралась не там, где я мог предположить. Она пришла не от горцев, а от своих же. Очередной блокпост оказался поголовно пьян. Пьяными были все, и солдаты, и офицеры. Они-то и задержали нашу машину и стали требовать, чтобы я, во-первых, отчитался, находится ли в грузовике спиртное и сколько, а, во-вторых, поделился с ними продуктами. Я отказался. Тогда у нас отобрали рацию, оружие и под дулами автоматов отвели в палатку, там связали и бросили на пол. Затем мародеры забрали двоих моих солдат и те через полчаса вернулись уже пьяными и стали что-то бормотать про то, что надо в штабе сказать будто бы, что на машину напали боевики, что-то из провианта унесли с собой, а остальное сбросили в пропасть. Из их слов я понял, что меня для достоверности этой версии договорились здесь убить. Мол, офицер погиб, а с нас, рядовых, что взять? –Нас боевики отпустили, вот мы и вернулись на ближайший блокпост. Скоро солдаты уснули. Я освободился от ремня, которым мне связали руки, и выбрался из палатки.

Была ночь. На блокпосту, как мне показалось, спали все. Наш грузовик стоял неподалеку. Я подошел к нему. Меня никто не остановил. Я заглянул внутрь под брезент – разграблено почти ничего не было. Подумал: я смогу завести машину и без ключа, который у нас отобрали, и продолжить путь, то есть, попытаюсь выполнить приказ командования. И тут меня обуял страх: один, ночью, без оружия, а если нарвусь на боевиков?  - Тогда смерть или хуже того – плен. Остаться здесь и ждать, когда все протрезвеют, опомнятся и позволят нам продолжить путь уже втроем и при оружии… А вдруг, протрезвев, они приведут в исполнение тот план, о котором я слышал от своих выпивших солдат – заберут себе часть провианта, машину с его остатками сбросят в пропасть, имитировав нападение боевиков, а меня для достоверности застрелят. Что может быть глупей, чем погибнуть в самом начале службы, да еще от рук своих же мародеров?!

Я нашел третий выход. Побрел по дороге обратно. Отошел километра три, забрался на дерево с раздвоенным стволом и на нем уснул под несмолкаемый стрекот цикад и вой шакалов. Утром я продолжил путь вглубь наших позиций. Дойдя до ближайшего блокпоста, я попросил сообщить в штаб о нападении боевиков на машину с провиантом и сообщил приблизительные координаты, где это произошло. Вскоре на этот же блокпост добрели и двое моих солдат. Уже втроем мы условились о деталях нападения, якобы имевшего место. Солдаты заверили, что на том злополучном блокпосту версию нападения подтвердят, а машину обещали столкнуть в пропасть. Вскоре за нами приехали из штаба.

Благодаря слаженности наших показаний и тому, что мародеры выполнили обещание – столкнули машину в пропасть – это происшествие сошло мне с рук. Но сам я никак не могу забыть, как испугался сесть ночью в машину один без оружия и продолжать путь для того, чтобы выполнить приказ своего командования. Согласно своему характеру - исполнителя и выбранной профессии – военной я был обязан это сделать. Боюсь, что именно в этот момент, когда испугался заглянуть в глаза смерти, я ушел в сторону от идеальной траектории своей судьбы, исказив тем самым если не всю свою жизнь, то по крайней мере мои отношения с карьерой, да и вообще с работой. Даже после увольнения из Вооруженных сил  меня с настойчивым постоянством предают теперь уже мои начальники, как я той ночью на блокпосту предал свое начальство, поручившее мне доставить в сохранности машину с провиантом в точку конечного назначения.

Я рассказывал про это случай друзьям, жене. Все говорили мне: «Не переживай. Ты нашел самый умный выход из ситуации. В результате остался жив, иначе наверняка убили бы: или чужие, или свои». Я ходил в церковь, каялся в совершенном грехе. Священник мне грех отпустил. На душе вроде бы стало легче, но ситуация не изменилась: меня с работы по-прежнему увольняют первым, увольняют те, кому я изо всех сил стараюсь служить верой и правдой. Что надо сделать, чтобы это прекратилось?»

Я посоветовал Льву Борисовичу совершить то действо, о котором уже знает читатель: переписать события той ночи на блокпосту по другому, не так, как было в действительности, а так, как подсказывал судья, находившийся внутри моего посетителя судья по имени совесть. Мужчина так и поступил. На страницах, написанных его рукой, была и погоня мародеров, и засада боевиков, а главное, преодоление им страха смерти. И конечно же был выполненный приказ своего командования.

Больше Льва Борисовича с работы не увольняли.

Яндекс.Метрика