Успех рождается в медитации!

Повтори путь
Сергея Попова
- стань
нейрооператором,
нейрокорректором

ЗАРАБАТЫВАЙ ЛЕГКО!
Нейрооператор


Нейрокорректор




Авторская методика
С.Н. Попова

Для того, чтобы исправить нынешнюю ситуацию, надо мысленно вернуться в прошлое и переписать этот эпизод жизни так, словно нарушения закона «Тетраэдра» не было.

Однажды ко мне на прием пришел мужчина и рассказал о себе следующее. У него была давняя мечта: купить дорогую престижную машину. Был свой бизнес, который давал в общем-то неплохой доход, вполне позволявший осуществить это желание. Но загвоздка состояла в то, что как только мужчина накапливал ту сумму денег, которая была необходима для приобретения авто, как с ним происходило какое-то неприятное событие, заставлявшее расстаться с накопленными деньгами. В первый раз это был крупный штраф, выставленный налоговой инспекцией. Во второй раз неожиданный уход жены с заявлением на развод и требованием дележа имущества через суд. В третий раз в офисе произошел пожар, и накопленные на машину деньги были потрачены на ремонт и покупку новой оргтехники. 

Четвертого раза мужчина дожидаться не стал, а начал искать причину, почему что-то мешает сбыться его заветной мечте? Ответ, как ему показалось, он нашел в одной из моих книг, где я мельком рассказывал о приеме переписывания фрагментов собственной судьбы во имя изменения своих отношений с Госпожой Удачей.

«Мне кажется, я знаю какую страницу своей биографии я должен переписать, чтобы для меня открылась возможность все-таки осуществить свою мечту, - сказал посетитель и начал рассказывать о себе следующее. - Когда в конце 80-х годов в СССР было разрешено свободное предпринимательство, то я один из первых зарегистрировал собственный кооператив. Я, вообще-то, и создал кооператив для того, чтобы купить себе престижную дорогую машину. На зарплату инженера в те годы было невозможно купить даже «Жигули» - они стоили неимоверно дорого. Вот я и решил заняться бизнесом. Бизнес пошел неплохо. Я стал обедать в ресторанах, лучше одеваться. Это не прошло мимо взглядов моих друзей и соседей по дому, большая часть которых не поддерживала происходивших в стране перемен и состояла в рядах КПСС. Как-то в начале лета 91-го года друзья намекнули мне, чтобы я добровольно закрыл кооператив, иначе впоследствии они мне уже ничем не смогут помочь. Словом, мне дали понять, что готовится акция, направленная на сворачивание проводимых в стране реформ.

Я не прореагировал никак. Во-первых, я не поверил. Ведь на моей памяти ни одного антиправительственного выступления не было. А во-вторых, я уже привык жить на широкую ногу – возвращаться на инженерскую должность и считать рубли до зарплаты не хотел. Но, когда 19-го августа утром я позвонил в банк, а там мне сказали про путч, я понял, что в случае победы ГКЧП, у меня не будет шансов выйти сухим из воды. Вспомнил, как где-то в июле ко мне обращались люди на предмет, смогу ли я помочь им разместить заказ на изготовление 25 тысяч наручников. Я не смог им помочь – у меня таких связей не было. Но ведь они наверняка нашли как и где разместить этот заказ. Одним словом, наручники для меня и таких, как я, уже были заготовлены. Теперь оставалось ждать, когда их сомкнут у меня на запястьях.

Я не могу сказать, что струхнул, не могу сказать, что проклял тот день и час, когда открыл кооператив, не могу сказать, что упрекнул себя в том, что имел мечту, связанную с обладанием дорогой машиной. Я просто не знал, что делать.

И тут раздался телефонный звонок. Звонил парень, который разрабатывал для моего кооператива компьютерные программы. Он сообщил, что около Белого дома собираются те, кто хочет отстаивать демократию и проводимые в стране реформы. Сказал, что решил присоединиться к ним. Предложил сделать это вместе. Я согласился скорее ради любопытства и для того, чтобы заглушить то омерзительное состояние беспомощности, которое поселилось в душе с того момента, как я узнал о путче.

Вокруг «горбатого моста» у Белого дома толпились люди. Их было немного – 1,5-2 тысячи человек. Кто-то строил баррикады. Здесь же велась запись в боевые отряды защитников Дома Правительства. Я записался. Нас попросили подтянуться к ночи, когда предполагался штурм. Я вернулся домой. За ужином за столом собралась вся семья, и я объявил о своем решении пойти ночью защищать Белый Дом. Достал с антресолей рюкзак, положил в него термос с горячим чаем и туристский топорик.

Боже мой, что тут начало твориться с домашними! Мать легла у входной двери на пол и сказала, что не отпустит меня на войну. Ей, дескать, хватит того, что у нее самой отец когда-то не вернулся с фронта. Жена привела ребенка и стала говорить ему, что папа хочет оставить его сиротой. Ребенок в плачь. Позвонили какому-то родственнику, который раньше служил в органах, и заставили того компетентно мне заявить, что никакого штурма не будет – защитники, мол, разбегутся сами. Напоследок бывший кгбэшник посоветовал мне держаться подальше от таких заварушек. «Кооператоров может быть посадят не всех, - напутствовал он, - а вот тех, кто соберется ночью у Белого Дома, их заснимут на кинокамеру и  уж точно поголовно пересажают». Словом, вся моя семья ходила на ушах, пока я не отказался от своей затеи идти защищать Дом Правительства. Жена для того, чтобы как-то успокоить меня, быстро набрала на компьютере короткий текст с осуждением ГКЧП, вывела его на бумагу. Получилась листовка. «Пойди наклей на дверях подъезда, -посоветовала она. – Это тоже вклад в защиту демократии». Я сделал, как она сказала.

Штурма Белого Дома, как известно, не было. Три жертвы оказались скорее случайными. «Ну вот,мы же тебе говорили, что твое участие не потребуется, - то и дело бросали в мою сторону домашние, - все и так закончилось  благополучно». Умом я понимал, что они правы, а вот сердце подсказывало, что  я не совершил какой-то очень важный для себя шаг, и что шанс совершить его мне больше никогда не представится.

Уже сейчас, спустя много лет, я отчетливо понял, что в отличие от большинства россиян, которых заниматься бизнесом заставили обстоятельства, я в конце 80-х годов самостоятельно, а главное, осознанно избрал этот путь. А значит, во имя полнокровного движения по избранному мной пути я был просто обязан хотя бы однажды заглянуть в глаза смерти. Я нарушил одну из составляющих закона «Тетраэдра»: Яви, то есть полнокровной жизни достигает тот, кто ближе подходит к Нави – не боится заглянуть в глаза смерти.»

«Полностью с вами согласен, - поддержал я собеседника и продолжал. – Теперь вам для того, чтобы открыть заветную дверь в полнокровную жизнь, то есть, приобрести престижный дорогой автомобиль, надо, во-первых, мысленно вернуться в те августовские дни 91-го года и   опять же  мысленно прожить их уже иначе – принять участие в обороне Белого Дома. Во-вторых,   вам надо запечатлеть этот уже вымышленный фрагмент своей жизни на чистом листе бумаги.» На прощанье я чем смог помог бизнесмену – поделился своими воспоминаниями о тех ночах, когда у стен Дома Правительства решалась судьба демократии в России.

Когда этот предприниматель оказался у меня на приеме вновь, он рассказал, что сделал все, как я советовал. – переписал заново именно тот фрагмент своей жизни и… наконец осуществил свою мечту, без затруднений приобрел престижный автомобиль. Заветная дверь наконец открылась.

Яндекс.Метрика